Киев +4°
  • Винница
  • Луцк
  • Днепр (Днепропетровск)
  • Донецк
  • Житомир
  • Ужгород
  • Запорожье
  • Ивано-Франковск
  • Киев
  • Кропивницкий (Кировоград)
  • Симферополь
  • Луганск
  • Львов
  • Николаев
  • Одесса
  • Полтава
  • Ровно
  • Сумы
  • Тернополь
  • Харьков
  • Херсон
  • Хмельницкий
  • Черкассы
  • Чернигов
  • Черновцы

Владимир Фесенко

Кризис Конституционного суда. Что скажет Зеленский?

Минск-3: каковы шансы на новые мирные договоренности с Москвой на условиях Киева

12.08.19 - 15:32

Минск-3 нужен по факту и неминуемо будет хотя бы потому, что Минск-1 и Минск-2 устарели в плане дат и сроков выполнения.

Владимир Зеленский требует срочной встречи лидеров Нормандской четверки. Обострение на Донбассе возле Павлополя утром 6 августа, которое унесло жизни четверых украинских морпехов, стало грубым нарушением бессрочного режима тишины, о котором договорились на заседании Трехсторонней контактной группы (ТКГ) в Минске 17 июля. Утром 7 августа Зеленский срочно позвонил Путину, "попросив повлиять на ту сторону, чтобы они прекратили убийства наших людей". Однако в Москве еще раз напомнили Киеву о предоставлении ОРДЛО особого статуса, а встретиться в формате лидеров Норманди согласился лишь Эммануэль Макрон. 

Ни для кого не секрет, что Минские договоренности, подписанные в ночь на 12 февраля 2015 года в белорусской столице, не работают. Появление условного "Минска-3" давно перезрело, да и у Зеленского на это не раз намекали. В Париже и Берлине ждали результатов сначала президентских, ну а затем парламентских выборов в Украине. Об этом прямо говорил и Путин, который всегда повышает ставки и говорит с позиции силы. Сначала это была незаконная паспортизация жителей Донбасса и запрет на экспорт нефтепродуктов, а сейчас – нарушение перемирия и убийство четырех наших морпехов. Как остановить кровопролитие и при этом не попасть в очередную ловушку России, и как выйти на успешное дипломатическое урегулирование войны сайт "Сегодня" разбирался вместе с экспертами.

"Хотелки" России

На досрочных парламентских выборах украинцы отдали всю полноту власти в руки одного человека и его партии, ожидая быстрого выполнения всех предвыборных обещаний. Поэтому с началом работы нового созыва Верховной Рады ничего не мешает "Слуге народа" взяться за принятие важных законов, которые смогут улучшить жизнь людей здесь и сейчас. 

С другой стороны, наличие своего абсолютного большинства в парламенте открывает "ящик Пандоры". В России наверняка скажут, что теперь Украине ничего не мешает выполнить политическую часть Минских договоренностей. К примеру, принять законы об амнистии и выборах в ОРДЛО, ну и закрепить в Конституции особый статус Донбасса. И где гарантии, что Париж и Берлин не станут в этом вопросе на сторону Москвы? Ведь, по словам источников сайта "Сегодня", такие сигналы Франция и Германия осторожно посылали и раньше, но предыдущая украинская Администрация снова и снова повторяла, что никогда не проведет такие решения через парламент. 

До сих пор Россия ни разу не выполняла взятые на себя обязательства, требуя от Украины прямого диалога с главарями пророссийских боевиков на Донбассе и сиюминутного выполнения политической части Минских договоренностей. Киеву же за это время удалось убедить наших европейских партнеров, что сначала безопасность, а потом все остальное. То есть сначала Россия прекращает обстрелы, отводит свою технику, отдает контроль над границей, а потом Украина принимает законы об амнистии, выборах и особом статусе. Появившиеся за это время французский "план Мореля" и немецкая "формула Штайнмайера" предлагали поэтапное выполнение безопасностного и политического блоков, чтобы у сторон было больше доверия друг к другу. Но и это не сработало, поэтому весь Минский и Нормандский процесс зашел в тупик. 

Перезагрузка власти

В Москве, Берлине и Париже пристально следили за выборами в Украине и риторикой новой власти. Ведь в дипломатии и международных отношениях смена лидеров и переговорщиков всегда подразумевает некое окно возможностей. Как, к примеру, в 2016 году в Москве надеялись, что с приходом Дональда Трампа в Белый дом США и Россия начнут новую перезагрузку отношений. 

Поначалу заявления представителей новой украинской власти о возможности снятия экономической блокады с Донбасса, статусе русского языка как регионального для Донбасса и вопрос переговоров с Россией, который глава Офиса президента Андрей Богдан предлагал вынести на референдум, говорили о том, что Киев готов обсуждать варианты. Но после последнего звонка Зеленского Путину ситуация зашла в тупик. 

В сообщении на сайте Кремля по итогам переговоров в убийстве четырех наших морпехов Москва обвинила ВСУ, напомнив о "юридических аспектах предоставления "ДНР" и "ЛНР" особого статуса". Через полчаса на сайте Офиса президента Украины ответили: "Речь шла о важности диалога в рамках ТКГ. Владимир Зеленский подчеркнул, что будет защищать права всех украинцев, независимо от того, где они находятся, и для этого нет необходимости вносить изменения в Конституцию Украины". 

На предложение Владимира Зеленского собраться в "нормандском формате" откликнулся только Париж. Представитель МИД Германии Мария Адебар заявила, что переговоры в "нормандском формате" на рабочем уровне происходят постоянно, добавив, что надеется немного продвинуться в этом вопросе осенью. Источник сайта "Сегодня" в украинских дипкругах говорит, что в Германии и Франции настаивают на встрече внешнеполитических советников четырех лидеров в конце августа. Об этом кандидат на пост министра иностранных дел Украины Вадим Пристайко говорил еще пару недель назад на брифинге в Офисе президента после первой такой встречи в Париже. 

Параллельно в процесс активно включаются Соединенные Штаты. На днях политолог помощника президента РФ Владислава Суркова Алексей Чеснаков сообщил, что спецпредставитель Госдепа Курт Волкер направил запрос на встречу с Сурковым в конце августа. Сам Волкер эту информацию не подтвердил. Но, как минимум, еще один раунд переговоров по Донбассу пройдет на следующей неделе в летней резиденции французского президента, где Макрон будет принимать Путина накануне саммита G7. 

Активизация переговоров по Донбассу идет полным ходом, но никто не хочет торопить события. Вашингтон, Париж и Берлин по-прежнему пытаются понять черту компромисса, которую Москва никогда не переступит. Россия, тем временем, не просто повышает ставки, но и продолжает вбрасывать в соцсети информацию о якобы возможном согласии на допуск миротворцев (но только в серую зону, а это, напомним, "охранники" СММ ОБСЕ, о которых когда-то говорил глава МИД РФ Сергей Лавров) и подготовку Украины к закреплению в Конституции особого статуса Донбасса. 

Сергей Солодкий, первый замдиректора Центра "Нова Європа":

"С самого начала Россия дала четко понять, что ее интересует: автономизация ныне оккупированных территорий Украины – то, что они дипломатически называют "особым статусом"; прямые переговоры украинской власти и российских представителей на оккупированных территориях; как и любые другие уступки со стороны Украины. Но что их абсолютно не интересует – чего от них ожидает сама Украина и украинский президент. О своих ожиданиях российская сторона говорила и при Петре Порошенко, перед и после инаугурации Владимира Зеленского. В России ожидали, что Зеленский изменит свою политику по отношению к оккупированным территориям, что эта политика будет мягче.

И мы видели, что какие-то шаги со стороны новоизбранного президента в этом направлении были, когда пытались рассмотреть вопрос какого-то формата переговоров с Россией через референдум и т. д. Потом с публичных заявлений Зеленского и его окружения мы увидели, что позиция нынешнего президента по урегулированию конфликта с РФ мало чем отличается от позиции предыдущего. Поэтому я бы не стал ожидать и соответствующих изменений позиции России. 

Менялась ли ситуация на линии фронта? Если анализировать отчеты СММ ОБСЕ, было определенное уменьшение интенсивности стрельбы перед инаугурацией, что можно расценить как некий сигнал Москвы, мол, мы ожидаем от вас шагов. Очевидно в России осознавали, что слишком серьезными эти шаги быть не могут. И, возможно, шагов, которые делал Зеленский, было вполне достаточно. Речь идет о разведении сил возле Станицы Луганской. Уверен, что в Москве с энтузиазмом воспринимали и другие шаги по гуманитарному блоку: обещания снять блокаду, упростить процедуру получения пенсий (Зеленский предлагал увеличить сроки пересечения КПВВ с 60 дней до одного года – Авт.). 

Путин и Кремль были в режиме ожидания результатов выборов в парламент. То, что Зеленский получил большинство, позволяет россиянам сейчас ожидать больших уступок. Путин понимает, что заигрывать с прозападным электоратом Зеленскому, как во время избирательной кампании, уже не нужно, что легитимность у него зашкаливает (этому может и сам Путин позавидовать), и это позволяет Зеленскому реально реализовать этапы Минских договоренностей, которые требуют голосования в парламенте. То, чего не мог сделать Петр Порошенко. 

Возможен ли "Минск-3"? Думаю, что он неминуемо будет, потому что "Минск-1", как и "Минск-2" устарели хотя бы в плане дат и сроков. "Минск-3" нужен по факту. Другое дело, есть ли у Украины основания ожидать, что по своей сути "Минск-3" будет чем-то отличаться от "Минска-1" или "Минска-2"? Я бы на это не рассчитывал. Назовем это условно "Мирным планом" или "Планом по урегулированию ситуации". Но он все равно будет предусматривать ровно те же условия: режим тишины, разведение тяжелого вооружения и принципиальные для России позиции, от которых она не откажется. Речь идет об особом статусе с соответствующими правами местных администраций (те, что выписаны мелким шрифтом, с правом устанавливать свои правоохранительные органы и т. д.) и то, что Украина сможет получить контроль над границей только в самом конце урегулирования. Сейчас от этого, повторюсь, Россия не откажется ни в каком случае. 

Владимиру Зеленскому нужно активнее работать с западными коллегами. Более настойчиво объяснять свои шаги – Украина сделала уже немало, теперь она вправе ожидать встречных шагов со стороны России. Германия и Франция воспринимали приход Зеленского как возможный переломный этап в конфликте. Меркель и Макрон должны переходить с фазы наблюдателя к этапу действий; предпринимать более решительные шаги в отношении Путина". 

Елена Снигирь, аналитик Центра международных исследований Дипломатической академии Украины: 

"Минск-3" может быть только тогда, когда будет разрушен "Минск-2". Точно так же, как "Минск-2" пришел на смену "Минску-1", когда последний был разрушен. То есть для замены мирных договоренностей должно произойти какое-то событие, окончательно разрушит "Минск-2". Это либо эскалация и наступление на фронте, или какие-то другие экстраординарные события.

Россияне на самом деле не заинтересованы разрушать "Минск-2", потому что он им выгоден. Москва заинтересована в том, чтобы продолжать конфликт с Украиной. Это ей выгодно по многим причинам. 

Но, возвращаясь к переговорным форматам, – опыт Молдовы и Грузии очень наглядно демонстрирует, что россияне искусны в переговорной тактике и стратегии. Москва выстраивает переговорные форматы вокруг конфликтов, которые сама же и создала, на годы. И ориентированы такие форматы в первую очередь на западных партнеров. Россияне таким образом создают видимость желания к урегулированию и диалога. Возникает странная ситуация, когда переговоры по урегулированию конфликта существуют как бы независимо от самого конфликта и никоим образом не влияют на его урегулирование. Украина должна это осознавать и быть готова к тому, что такие "переговоры" могут продолжаться очень долго. И на самом деле не будут иметь никакого значения. Поэтому не надо их делать предметом такого повышенного внимания для украинского общества.

Сейчас Владимир Зеленский, имея большинство в парламенте и демонстрируя вроде бы добрую волю к мирному урегулированию, может сам себя завести в политическую ловушку по выполнению политической части Минских договоренностей. Основная причина и преграда, чтобы сейчас все начали требовать от Украины выполнения политической части – это невыполнение Россией безопасностных пунктов. Россия продолжает обстрелы, продолжают гибнуть люди. Россия демонстрирует, что, возможно, выполнение политической части Минских договоренностей их не совсем то и интересует. Так, конфликт с Россией является предметом внутреннего конфликта в украинском обществе, а войной и шантажом Москва подводит все до точки кипения и дезориентированности, когда любая политическая сила в Украине согласилась бы на все, чтобы только был мир и согласие.

Насколько президент Зеленский готов к этому? К уступкам со стороны Украины?  Мы этого еще не знаем. Из того, что я вижу, он пытается тянуть время до того, как будет полностью сформирована Верховная Рада, будет понятно, как себя ведет крупнейшая фракция и будет понятна конфигурация коалиции.

Возвращаясь к "Минску-2" – эта рамка отношений может быть разрушена ее сторонами – или русскими, или нами.  Нам выгоден этот формат договоренностей?  Нет. Надо его радикально ломать? Нет.  Слишком много уже завязано на нем.  Кроме того, выполнение каких-либо договоренностей – дело интерпретаций.  Нам в свое время удалось убедить западных партнеров в том, что безопасность – прежде всего и, соответственно, это вывело пункт прекращения обстрелов на первое место.  Однако, как только русские прекращают обстрелы и выполняют безопасностную часть, что мы дальше делаем?

Что на самом деле нужно делать – подготовиться к спокойному и правильному выходу из "Минска-2". Нам на самом деле не нужен "Минск-3". Что нам надо – понимание собственных целей. Если у нас будет четкая внутренняя позиция относительно войны, по оккупированным территориям, по Крыму, тогда россиянам сложнее будет втянуть нас в проигрышный для нас процесс. И мы даже сможем использовать "пустые" процессы, такие, как тот же "Минск", в нашу пользу. Поэтому на самом деле вопрос "Минска" для наших политиков не должен стоять на первом месте – приоритетом должно быть внутреннее урегулирование правовых и политических вопросов, связанных с этой войной и создание новых более устойчивых политических позиций Украины. Примером такого шага может стать предоставление так называемым ОРДЛО статуса временно оккупированных территорий".

Комментарии

Отправить



Loading...